Вход



Напомнить пароль
Регистрация

Предложить Статью

Вы можете подсказать нам полезную тему для статьи, а также предложить опубликовать вашу или чужую статью (а мы попытаемся договориться с правообладателями). Вместе мы можем быстрее наполнить сайт интересной и полезной информацией!

Введите цифры и буквы

"Кем мы станем в будущем — целиком зависит от нашего опыта здесь и сейчас"

Ирина Данильянц, 30 ноября 2014, 14:31
1
Создатель образовательной и проектной площадки для дизайнеров Campus Дима Барбанель рассказал, чем занимаются сотрудники Кампуса, почему Кампус находится за пределами городского пространства и в чем проблема классического художественного образования.

СПРАВКА О ПРОЕКТЕ

Что такое CAMPUS
CAMPUS — образовательная и проектная площадка для дизайнеров, организованная дизайнером Димой Барбанелем при поддержке Яндекса. Цель Campus — воспитать новое поколение дизайнеров, умеющих решать проектные задачи через исследование и переосмысление контекста.

Для кого CAMPUS
Campus готовит сотрудников, умеющих творчески мыслить, строить отношения и работать в коллективе, гибких и способных быстро адаптироваться. В Кампусе учатся дизайнеры, у которых уже есть опыт, но они хотят усовершенствовать свои навыки и поработать с профессионалами.

Как работает CAMPUS
На протяжении пяти недель три Сотрудника, прошедших экзамен, бесплатно учатся и работают над реальными проектами вместе с профессионалами. За учебный год Campus выпускает 21 специалиста. Курс рассчитан на 5 недель и 375 часов теории и практики, охватывая три базовых направления: навыки, дизайн и творчество. Основная задача курса — убедить Сотрудника в том, что он творческий человек. Задача Сотрудника в том, чтобы признать свою естественную способность им быть.

Где расположен CAMPUS
Campus находится в Подмосковье. Сотрудники живут довольно скромно в загородной резиденции, вдали от шумного городского пространства. Рано встают, делают зарядку, в теплое время года работают на открытом воздухе. Главный принцип Кампуса — «Мастерство через ремесло». Хороший дизайнер должен уметь работать руками, поэтому дизайнеры пилят дрова, занимаются огородом, выполняют какую-то другую «ручную» работу.




— Почему появился Campus и как он действует сейчас?

— Курс повышения квалификации возник более четырех лет назад, когда мы (проект «Мастерская» — прим.) осознали, что занимаемся не только макетированием изданий, и что проектная работа лежит сразу в нескольких плоскостях. На тот момент у нас была небольшая команда, обеспечивающая оперативные проектные нужды, но каждый раз мы сталкивались с необходимостью оставлять клиенту сотрудника, который бы отвечал за сохранение и развитие проекта. В результате мы стали подбирать и учить людей, которых трудоустраивали в наши проекты. Эти люди совпадали с нами по ценностям, а ценности — основа сотрудничества. Сторонний специалист, не принимающий участия в проекте, часто его губит, не понимая нашей методики проектирования. От этого проигрывают все: мы, потратившие время и силы, клиент, вложивший деньги, и продукт, который не состоялся. Описав методику онлайн-курса и не объявив нигде о старте проекта мы за два года подготовили более 100 сотрудников, многим предложив хорошие штатные позиции.

Два года назад мы с партнерами по Мастерской познакомились с ребятами из департамента дизайна Яндекса, что дало старт сразу двум совместным проектам: Campus и онлайн-журналу «Шрифт». Менее чем за полгода здание было возведено и начался набор. На данный момент мы провели три экзамена с конкурсными баллами, от 8 до 13 соискателей на место.



— Над какими проектами работают ваши студенты?

— Курс скомпонован так, что сначала мы даем большой спектр пропедевтических заданий, который позволяет нам понять вектор сотрудника, после чего мы включаем его в реальный проектный процесс, в котором он может себя проявить. Чаще всего проект не совпадает с учебным графиком, и сотрудник продолжает работать над проектом уже после выпуска из Campus.

— Все ваши выпускники – уже состоявшиеся профессионалы. Выходя из Campus, они становятся вообще штучным товаром. Что они делают дальше, и как пять недель в Campus на них влияют?

— Благодаря возникшему резонансу и взаимной симпатии, из 15 сотрудников, закончивших Campus, с нами продолжают работать пятеро, трое на постоянной основе. Кирилл Мартьянов редактирует материалы для публикации в журнале Шрифт, другой инициативе Мастерской, также осуществляемой в партнерстве с Яндексом.

Константин Лукьянов стал арт-директором The Art Newspaper Russia, работая на макете, запущенном Мастерской в 2011 году. Он — автор гарнитур PT Emil и Lebedev, активно использующихся в рамках проектов Мастерской. PT Emil является основой гарнтурой в проекте виртуального музея нового западного искусства, выполняемого по заказу Министерства Культуры и РосИзо, в учебниках по шахматам, издаваемые ФИДЕ для школ Европы и России. Lebedev — акцидентный шрифт для проекта ребрендинга ВДНХ к празднованию 75-летия выставки.

Максим Вольхин как арт-директор курирует работы для World Bank, клиента Мастерской и участвует в качестве дизайнера в работах по ребрендингу ВДНХ.



— Campus сам по себе специфический и скорее призван менять образ жизни и мысли, чем «образовывать». Можно ли поставить такой метод повышения квалификации дизайнеров на поток? То есть не один дом в лесу для трех избранных, а как-то более масштабно?

— Мы планируем завершить работу Campus после седьмой группы, в декабре. После чего начать подготовку Campus Pro, открытой проектной площадки для решения задач федерального масштаба в сфере дизайна. Подмосковный Campus будет приглашать сотрудников только для участия в проекте и проживания.

— В комментариях к уже существующим материалам о Campus люди пишут: «А можно не медитировать?», «А зачем в лес?». Можете как автор проекта прокомментировать эти высказывания, и ответить людям, которые не понимают, зачем и почему все в Campus именно так.

— Профессионал в узкой сфере в 80% случаев находится в творческом тупике и переполнен абстрактной информацией. Тем не менее, он искренне желает личностной трансформации и готов открыться для этого.

Идет он не за знаниями, а за опытом жизни конкретных людей, практиков, которым он склонен доверять и которые будут с ним проводить целые дни, показывая личное отношение к Делу. Однако, восприимчивость, открытость сотрудника, зависит сначала от условий, в которые он попал. Пространство современного города лишает человека тишины и сил, необходимых для его собранности и внимания. Пространство загородной резиденции имеет минимально достаточный уровень комфорта, обеспечивает всем необходимым, а главное, позволяет сотруднику побыть с самим собой. Медитация, как и молитва, — внутренняя потребность каждого и не входит в методический план Campus.



— Что думаете о классических вузовских программах, посвященных дизайну в России?

— Проблемы образования вообще и художественного образования в частности — не какие-то временные трудности, появившиеся в результате чьих-то недоработок.

Современные подходы к образованию и преподаванию искажены устоявшимися взглядами на интеллект и творческий потенциал — эти представления допускали и до сих пор допускают впустую растрачивать таланты и подавлять уверенность в собственных способностях у огромного количества людей. Растрата талантов происходит системно на всех уровнях. Система в свою очередь основана на принципах линейности, подчинения и стандартизации. Взаимодействие системы и студента сведено к академическому тестированию, проверке самой способности к обучению, а не способности мыслить.

Методическая структура даже если и включает практику кроме штудий, то в определенной степени основывается на предположении о спросе и предложении на рынке. Образование представляет собой не линейный процесс подготовки к завтрашнему дню, а сложную процедуру взращивания природных способностей и умственной восприимчивости — то есть развития тех качеств, благодаря которым мы все сможем лучшим образом существовать в настоящем и создавать для себя достойное будущее. Кем мы станем в будущем — целиком зависит от нашего опыта здесь и сейчас.

— Возможно, среди российских и западных образовательных инициатив есть те, с которых другим университетам и школам дизайна стоило бы брать пример.

— В России меня очень вдохновляют процессы, происходящие в Высшей школе Экономики. Пожалуй, из инициатив непрофильных вузов это наиболее состоятельный и точный проект: экономика, наука и современное искусство. Глубоко печалит поистине глупая ситуация с Санкт-Петербургской художественно-промышленной академией, которая запросто может перестать существовать в ближайшее время.

Опыт междисциплинарных программ института Изален под Сан-Франциско мог бы быть полезен моим коллегам, методистам высшей школы, а тенденции глобализации высшего образования скоро могут позволить высшей школе выйти за национальные границы в вопросах поиска студентов и преподавателей.

— Если бы деканом факультета дизайна были вы, каким был бы этот факультет: кто бы там преподавал и учился, по какой программе проходило обучение, каким было бы соотношение теории и практики у студентов?

— Функции современного вуза заключаются в образовании и подготовке специалистов, проведении фундаментальных и прикладных исследований, проектировании социально важных государственных проектов, коммерциализации и трансферты знаний в экономику, социализации, формирование ценностей и поведенческих установок. Междисциплинарный подход к образованию, интенсификация связей между властью, бизнесом и обществом, профильными международными вузами, привлечение финансирования и коммерциализация разработок, глобализация и информатизация образования позволят реализовываться социальным проектам, госзаказу, совместным исследованиям. Для этого вуз должен быть конкурентоспособным по отношению к проектным и исследовательским площадкам других профильных вузов, научных сообществ и компаний. Скорость происходящих в мире изменений дает понимание того, что единственные ключи к будущему — это образование и обучение на практике, осознание насущной потребности развивать творческий и инновационный потенциал.

— Что делать сейчас выпускникам-дизайнерам после получения университетской корочки: продолжать обучение в одной из школ дизайна в России, уезжать за границу, искать хорошего работодателя и учиться в процессе работы, пытаться попасть на такие образовательные площадки, как Campus?

— Мы живем в невероятную эпоху, когда совершается полный переворот в человеческих представлениях о времени и пространстве. Однако самый глубокий сдвиг должен произойти в нашем сознании — в том, как мы все воспринимаем себя и свои возможности.

Фото: campusrussia.com
  • Рейтинг: 1
  • Рейтинг
    1
comments powered by Disqus