Вход



Напомнить пароль
Регистрация

Предложить Статью

Вы можете подсказать нам полезную тему для статьи, а также предложить опубликовать вашу или чужую статью (а мы попытаемся договориться с правообладателями). Вместе мы можем быстрее наполнить сайт интересной и полезной информацией!

Введите цифры и буквы

Как писать о городе (часть 2)

Colta.ru, 22 апреля 2015, 15:27
0
Продолжение лекции архитектурного критика и публициста Григория Ревзина.

Чем город отличается, скажем, от политики? Когда вы пишете про урбанистическую проблематику, там все будет очень похоже: деньги, власть, социальные процессы — то же, что и у политического обозревателя.

Но государство может быть демократичным, а может быть авторитарным. А город — это республика в прямом смысле, общее дело, потому что мы просто все вместе здесь живем. И это весы, на которых взвешиваются интересы разных социальных групп, разные картинки жизни и, что самое главное, разные картинки будущего. Вообще говоря, любой текст про город в прессе — это всегда текст про развитие. Понятно, что в энциклопедии вы можете писать о соборе Нотр-Дам. Но, в принципе, то, что вы пишете про город, — это всегда про сегодня и, вообще говоря, про будущее. Вот эта картинка будущего — это те весы, на которых вы определяете, где правда.

Я хочу проиллюстрировать это на конкретном примере. Вот сейчас я занимаюсь Новой Москвой и хочу, чтобы вы ощутили эту материю. Новой Москвы пока нет. Вы знаете, что Дмитрий Медведев три года назад подарил Москве территорию в 148 тысяч гектаров — это в два раза больше, чем существующая Москва, и теперь что с ней делать?



Есть потрясающая идея. Сейчас в Новой Москве делается 13 так называемых кластеров, таковы планы правительства. Это медицинский кластер, научный, образовательный, логистический… даже агропромышленный кластер. И идея в том, что вы в каждый населенный пункт сажаете какой-то кластер и он там будет развиваться.

Сама идея кластеров — достаточно модная приблизительно последние 20 лет идея экономического развития. Считается, что если вы концентрируете в одном месте предприятия близкого профиля (например, всех электронщиков или все больницы), то они будут как-то особенно прекрасно работать, и это дает возможность быстрого и эффективного экономического развития.

В мире есть два прямо противоположных пула про будущее развитие городов. Один — это американская школа, которая утверждает, что лучшее — это кластерное развитие. Европейцы считают ровно наоборот, а именно: что монофункциональные города развиваться не могут, а должны быть города, где друг на друга накладывается множество функций.

Так или иначе, у нас есть такой план правительства — на территории Новой Москвы развести эти центры. При этом идея в том, что эти кластеры должны развиваться сами. То есть государство говорит, что они там должны быть, а дальше не вкладывает туда деньги, просто почему-то по его зову предприниматели должны туда прийти и начать строить, например, логистические центры или больницы. Основная идея в том, что Новая Москва не должна развиваться за счет инвестиций из бюджета города Москвы.

Мы знаем, что до того, как назваться кластерами, это называлось городами-спутниками. Города-спутники активно строили в 60—70-е. Это, например, город Зеленоград, который являлся нашим первым ответом на Силиконовую долину. В СССР сбежали два шпиона, и когда оказалось, что они уже не могут продолжать работать скрытно, они решили построить у нас Силиконовую долину. И им был отдан город Зеленоград под это строительство. Это был город электроники и компьютерной техники.

Мы сегодня хорошо знаем проблемы, которые возникают у городов-спутников, существующих рядом с материнским городом. В случае, если в материнском городе остается та же функция, что и в городе-спутнике (скажем, тут есть электроника и там), материнский город всегда убьет город-спутник. Это простая ситуация, и она связана с тем, что если вас выселили в Зеленоград, то все, кто там живет, будут всегда стремиться назад в Москву и постепенно будут перебираться на московские рабочие места, пока там все не загнется. Так произошло со всеми городами-спутниками, они постепенно теряли свою спецификацию, прекращали быть городом физиков, городом компьютерщиков и так далее, а становились просто городами.


город Зеленоград

Но московское правительство делает эти кластеры, и это удивительная история. Ни один из этих кластеров не будет существовать. Нельзя делать административный кластер, но при этом управленческие функции оставить в Москве. Точно так же будет и с медициной, и с наукой, и с образованием — они всегда будут стремиться назад.

Кроме того, по опыту Сколкова мы хорошо знаем, что кластеры не развиваются без вложений. Американская школа развития кластеров основана на Силиконовой долине, и это действительно чудо, это прекрасно, это всех очень радует. И все страны захотели это повторить, и ни одна не повторила. Без помощи государства это не развивается.

Вопрос из зала: А в США Силиконовая долина как возникла?

Ревзин: Есть много книг про происхождение Силиконовой долины, можно почитать. Вообще мне нравится теория, которая связана с институциональными особенностями. Там находился крупнейший кусок военно-промышленного комплекса, там делали атомную бомбу.

Дело в том, что в Америке они выносили из военного производства патенты. Там человек, что-то изобретший, являлся собственником своего изобретения. В СССР такого не было. Когда меня позвали делать программу для Сколкова, я начал внимательно смотреть на историю. И вот Джобс начинал работать в гараже, Хьюлетт с Паккардом начинали в гараже, Гейтс начинал в гараже. Я пришел и говорю: «Слушайте, у вас тут на территории Сколкова гаражный кооператив, давайте мы не будем его сносить, а отдадим под лаборатории. Без гаражей не работает, все начинали в гаражах! А мы? Зачем мы строим этот бизнес-инкубатор, когда вот он — гараж отличный!»

Мы тоже тащили по гаражам все что могли, но мы тащили не патенты, а непосредственно вещи. У нас были заборы из вольфрама, который стоит значительно дороже, чем вся деревня, где находится дом. Разные приспособления мы тащили и что-то из этого собирали. Но институционально из этого ничего не выходит. Это что касается происхождения Силиконовой долины.

Но если мы смотрим на все другие страны, кроме Силиконовой долины, — это огромные государственные вложения! Мы хотим это сделать без вложений. И мы хотим это сделать при условии, что все те же функции остаются в Москве. Вообще говоря, на сто процентов понятно, что из этого ничего не выйдет. Дальше возникает вопрос: а почему, собственно, так придумано, какая в этом логика? Оказалось, что на эту тему у них есть огромная теория. Они считают, что в Новой Москве они поселят полтора миллиона человек, и очень важно для этих полутора миллионов создать рабочие места. И тем самым гармоничный город. Потому что иначе получатся спальные кварталы, и все будут ездить на работу в Москву.


Silicon Valley, Калифорния, США.

В принципе, сама идея, что мы строим кварталы, а для этого нужно создать рабочие места для тех, кто будет в них жить, немного удивительная. Это инверсия советской логики. В советской логике было как? Мы делаем завод, и для того, чтобы там были рабочие, мы строим жилье. И для того, чтобы они продолжали работать, нужна поликлиника, если они заболеют, детский сад, если у них кто-то родится, и кладбище, если не получилось ничего. (Смех в зале.) В общем, обеспечение рабочей силы. А здесь мы строим жилье, а чтобы люди оттуда не уезжали, мы им создаем рабочие места.

И дальше возникает вопрос: а откуда взялась такая картина будущего, кто ее придумал, как это могло выйти все?

Зеленоград в его нынешнем виде — это, конечно, уже никакой не город электронщиков, а это такое большое собрание жилья, еще одна московская окраина. Эта окраина очень нравилась Юрию Михайловичу Лужкову. Он сделал один очень острый жест в 1998 году — сказал, что жилье в Москве не будет дешевым, не должно быть дешевого московского жилья. Это было сильное решение, оно прекратило панельное строительство в Москве, типовое, практически. Ну, точно в центре, потом в рамках Садового кольца, потом Третьего транспортного и даже, в общем, выпихивало это жилье куда-то за границы города все время. В результате, наверное, он сделал благое дело, потому что Москва не застроена каким-то совсем уж мусором. Вместе с тем он потерял рынок дешевого жилья. Оказалось, что его он не контролирует. И строительство жилья начало массово развиваться в Московской области.

Два кризиса и общая политическая ситуация привели к тому, что постепенно богатые люди перестали активно покупать жилье в Москве. И наоборот: рынок дешевого жилья, поскольку доходы граждан у нас довольно активно росли, начал резко возрастать. И в 2006 году Юрий Михайлович придумал потрясающую идею. Он сказал, что Москве нужны города-спутники по образцу Зеленограда. Он не имел в виду ничего электротехнического и связанного с компьютерами, но имел в виду жилье. Он хотел построить примерно 10 городов-спутников, в которых было бы такое дешевое московское жилье. Эта идея была удивительной, потому что по сути это были колонии Москвы в Московской области. У нас по законодательству представить себе колонию одного субъекта федерации в другом субъекте федерации совершенно невозможно, но это была именно такая колонизация Московской области, которую он де-факто проводил.

Генеральный план 1971 года включал в себя такой тезис: Москва — это город, в котором неудачным образом в одном месте соединились административный, финансовый, культурный, медицинский центры, центр торговли — и все на одном пятачке. Поэтому, чтобы Москву разгрузить, нужно сделать отдельные центры. Вот тогда, в Генплане 1971 года, была заложена идея полицентрической Москвы. Совершенно устаревшая, из предыдущих представлений о городе эпохи индустриальной. Тогда казалось, что «одно место — одна функция» — это идеальное решение. Сегодня мы хорошо знаем, что качественный центр города возникает тогда, когда в нем пересекается много разных функций: торговая, научная, культурная, административная… И жизнь это блестяще подтвердила, потому что все эти центры, нарисованные в 1971 году, благополучно загнулись.

Тем не менее именно это было написано как обоснование того, что нам необходимо вынести из Москвы эти функции, потому что иначе она перегружена. И хотя Юрий Михайлович Лужков сам по себе не смог протолкнуть эту идею, но вот Дмитрий Анатольевич Медведев как человек, очень уважавший ученых и специалистов и обладавший некоторой наивностью, ей искренне поверил. Он сказал: отлично, надо теперь все эти кластеры вынести в Новую Москву. И вот так был сформирован план Новой Москвы. Идея создания кластеров — оттуда.

Но главный вопрос — что мы получим в результате. Это город с условным названием, которое мы придумали, Коротищи. Это город, который существует сегодня реально и является одним из крупнейших городов России, в нем 700 тысяч жителей. Он образовался из слияния вместе Мытищ, Королева, Пушкина, Ивантеевки, отчасти Балашихи. Город, который развился сам собой. Ровно так же, естественным рыночным путем, как развивается Новая Москва. Это такой гигантский нарост, еще один город-миллионник. Как он развивается? Вся территория у дорог целиком и полностью застроена 17—27-этажными комплексами. Кое-где ютятся дачники, еще советские, где-то еще кто-то выживает, но как дача это уже функционирует очень плохо. Этот город совершенно не может существовать без Москвы, безнадежно, потому что все, кто там живет, естественно, каждое утро уезжают в Москву и вечером хотели бы не возвращаться, но некоторые возвращаются. И это просто, так сказать, раковая опухоль.


город Мытищи

Нет человека, который хотел бы построить новые Коротищи. Есть Медведев, который хочет создать новую экономику, есть правительство Москвы, пытающееся обозначить, что это новый образ жизни, комфорт, мобильность. Есть девелоперы, работающие на территории Новой Москвы: их не очень много, примерно 15 больших компаний, я многих из них знаю, знаю владельцев этих комплексов. Вообще, с одной стороны, конечно, это бизнес, и у него есть прибыль. Правда, надо честно сказать, что по сравнению с лужковскими временами, когда проекты с прибыльностью меньше 300 процентов не рассматривались, сегодня ситуация сильно изменилась, и работают они примерно в 20 процентах рентабельности, что, в общем, не очень хорошо, если иметь в виду, что в нашей стране на 20 процентов очень часто что-нибудь скачет (я имею в виду национальную валюту).

Кроме того, это строительство по совершенно устаревшим технологиям, то есть они фактически воспроизводят позднесоветские дома. Для любого человека, который строит большую компанию, опасность остаться в старом рынке, в старом производстве — это опасность, постоянно его угнетающая. Он все время думает: ну хорошо, этот год я еще повыпускаю панель, но вообще мне надо срочно делать что-то другое. Но другое неконкурентоспособно оказывается в условиях этих панелей. Потому что их очень активно покупают. Каждый житель этого места про эти районы говорит: да, вот так, но зато у меня здесь трехкомнатная квартира, а в Москве такая же была бы двухкомнатная. Действительно, разница в ценах именно такая.

Никто конкретно этого не хочет, а все вместе мы делаем это, и невозможно никак из этого выбраться. По очень простой причине. Мы посчитали, сколько стоило расширение Москвы. Мы проанализировали 200 тысяч сделок по кадастру, посмотрели, сколько стоила земля до присоединения и аналогичная земля после. Оказалось, что один факт того, что «вот это — Москва», принес 12 миллиардов долларов. Земля подорожала на 12 миллиардов долларов. Вот цена этого действия. Это очень сильная вещь, и ей трудно противостоять.

По этой методике можно сказать, что, например, сочинская Олимпиада — это страшно выгодная вещь просто потому, что — давайте посчитаем по кадастру — сколько стоит земля после того, что они там сделали. Да она перекрывает стоимость в пять раз. Это история про то, что ты понимаешь, что нужно делать не так, это неправильно, никто этого не хочет. И при этом мы последовательно идем в эту сторону.

Это история про то, как определить правду и что ты можешь сделать с этой правдой. В конце концов, ты один с ней ходишь — ну и можешь написать про нее в газете.

Спасибо!

Источник: colta.ru


Читайте также:

Как писать о городе. Лекция Григория Ревзина (часть 1)

  • Рейтинг: 0
  • Рейтинг
    0
comments powered by Disqus